Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Как сталинское руководство принимало решения.

Посол СССР в Чехословакии В. В. Мацкевич в послевоенные годы был министром сельского хозяйства страны. Очень глубокий и доступный человек, хороший и интересный собеседник.
Однажды, принимая нас у себя дома, он с присущим ему юмором рассказал, как после войны у нас был введен налог на фруктовые деревья.
«Я и некоторые другие министры находились в приемной Сталина, ждали вызова. Поскребышев сказал, что в кабинете Сталина находится министр финансов Зверев.
Через несколько минут Зверев вышел из кабинета, вид у него был понурый. Я его спросил, в чем дело?
— Сталин требует найти дополнительно деньги, а их нет.
В это время в приемную приносят нам чай и яблоки на подносе. Мы взяли по стакану чая. Предлагают:
— Берите, пожалуйста, фрукты.
Зверев стоит перед подносом с фруктами и вдруг резко ставит стакан на столик и, ничего не говоря, открывает дверь и буквально врывается в кабинет. Даже Поскребышев не успел помешать.
Через несколько минут возвращается в приемную с просветленным лицом, берет яблоко и, громко хрупая, с аппетитом ест.
— Нашел решение. Товарищ Сталин одобрил. Будет введен налог на фруктовые деревья.
Так был введен этот налог, который привел к фактической вырубке фруктовых деревьев и садов». После войны стране особенно были нужны деньги, в частности, на развитие атомной промышленности. Источник искали всюду...
Сухоруков Д. С. Записки командующего-десантника. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000 с.84


Страшно подумать какой ввели бы налог внеси Поскребышев на подносе конфеты "Птичье молоко"

О так называемых «сталинских операциях» и «сталинской военной науке»

В 1957 году вслед за XX съездом КПСС, на котором состоялось так называемое разоблачение культа личности Сталина, было запланировано проведение расширенного пленума ЦК КПСС. На пленуме с докладом должен был выступить Георгий Жуков. Последнему ставилась задача развенчать Сталина как стратега и полководца (была такая мысль у Никиты Хрущева). Пленум не состоялся. Но в архиве президента России хранится доклад (или тезисы доклада) Георгия Жукова (РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 188. Лл. 5-30. Подлинник. Машинопись. Опубликовано: Источник, 1995, № 2.)

Привожу "военно-стратегическую" часть доклада:

О так называемых «сталинских операциях», «сталинской военной науке» и задачах по ликвидации последствий культа личности

Многие здесь присутствующие знают, как возникали операции фронтов, как планировались, готовились и проводились наступательные операции наших войск, в последующем получившие название «Сталинские». Надо быть неграмотным в военном деле, чтобы поверить в то, что один человек мог обдумать, рассчитать, распланировать и подготовить современную фронтовую операцию или операцию группы фронтов, проводимых на громаднейшем пространстве, с участием всех видов Вооруженных Сил и родов войск.
Был ли Сталин творцом вообще каких-либо операций? Да, к сожалению был. Об одной такой операции на XX съезде доложил тов. Н.С. Хрущев. По замыслу Сталина также планировалась и проводилась операция в Прибалтике в районе Либавы, которая безрезультатно повторялась несколько раз и, кроме тяжелых жертв, ничего не дала. За неудачи этой операции Сталин сменил трех командующих фронтами. Исключительно безграмотно проводились операции севернее Варшавы, в результате которых погибли многие десятки тысяч наших людей. Сталину неоднократно докладывали о том, что по условиям местности там нельзя проводить операцию, однако такие доводы отвергались как «незрелые», и операция многократно повторялась с одними и теми же результатами. О непонимании Сталиным основ управления войсками можно многое рассказать из истории оборонительных сражений за Москву, но достаточно только небольшого факта, чтобы уяснить непонимание Сталиным способов управления войсками. В тяжелый момент упорной борьбы, когда противник с ожесточением рвался к Москве, Берия доложил Сталину, что немцы захватили деревню Дедово и Красную Поляну. Сталин, вызвав к телефону меня и НА. Булганина, изругав как полагалось, приказал немедленно выехать мне в Дедово, а НА. Булганину в Красную Поляну и взять обратно эти деревни. Наши попытки доказать невозможность в такой тяжелый момент бросать командный пункт и управление войсками фронта, были встречены угрозой расстрела. И в то время, когда мы с НА. Булганиным брали эти деревни, не имеющие никакого значения, противник прорвал фронт в другом месте — в районе Нарофоминска, ринулся к Мо кве и только наличие резерва фронта в этом районе спасло положение. Я не могу обойти молчанием и того, что Сталин принуждал представителей Ставки Верховного Главнокомандования и командующих фронтами без всякой к тому необходимости проводить наспех организованные операции, без достаточного материального и технического их обеспечения, что приводило к чрез- мерно большим потерям. Во многих случаях наспех и плохо организованные операции не давали поло- жительных результатов. Так было на Северо-западном, Западном, на Воронежском и других фронтах. Можно привести еще немало отрицательных фактов из оперативного творчества Сталина, чтобы оценить, чего стоят на самом деле его полководческие качества и «военный гений».

Последствия культа личности до настоящего времени дают себя чувствовать во многих областях военного дела, особенно в вопросах военной теории и военной истории. В угоду культу личности у нас настойчиво прививалось неправильное представление о том, что Сталиным, якобы, заново разработана советская военная наука. Отдельные его высказывания по случайному поводу превращались в «энциклопедию военной науки». Старые, давно известные положения, вроде зна- менитого суворовского афоризма — «готовить войска тому, что необходимо на войне» — расценивались, как новые гениальные открытия. Высказывание о постоянно действующих факторах, в котором новым была форма, а не существо вопроса, превратилось в основу основ всей советской военной науки, а такой важный и давно известный фактор, как внезапность стали рассматривать лишь как принадлежность авантюристической стратегии. Возводилось в культ контрнаступление, чем по существу оправдывались ошибки, допущенные в начальный период Отечественной войны, и неправильно ориентировались наши военные кадры о возможных способах ведения войны в будущем